Александр Устюгов: Фильм «28 панфиловцев» – это памятник

Просто солдаты

Итак, вы попадаете в ноябрь 1941 года, где одно из подразделений дивизии генерала Панфилова ждёт приказа о дальнейших действиях. А пока бойцы изучают технику противника, смеются, шутят, травят байки, не произнося пафосных монологов и не рассуждая об ошибках товарища Сталина и высшего военного руководства.

На войне приходилось быть не всем, но большое количество мужчин прошло через армию. И те, кто служили, подтвердят: атмосфера в подразделении и поведение солдат точно такие, какие бывают в нормальной части у нормального командира.

Поступает приказ, и 4 рота отправляется занимать рубеж обороны, дабы преградить путь немецким танкам, идущим к Москве.

И что интересно, обходятся уходящие на поле боя солдаты без группового секса и помывки женщин в бане. Женский образ всего один: девушка расстаётся с бойцом, который был в их деревне на побывке, не говоря ни слова. Потому что слова в такой ситуации на самом деле не нужны.

Солдаты, копающие окопы студёной ночью, не думают о подвигах. Никто не знает ещё, на каком участке враг нанесёт главный удар. Просто так случилось, что эта судьба выпала тем, кого мы видим на экране.

Страх, естественный человеческий страх, присутствует у бойцов. Одни спасаются от него шуточками, другие замыкаются в себе, третьи жадно слушают более опытных бойцов, надеясь, что услышат от них какие-то очень важные слова, с которыми будет не страшно.

Настоящее бесстрашие рождается тогда, когда этот естественный страх преодолевается. И боец, дрожащими руками заряжающий противотанковое ружьё, не уходит с позиции, потому что есть кое-что, что важнее всего: Родина.

e6bd0ccf51d7711dc849fe887eb5a6cc.jpg

«Спокойно жгём танки»

Я уже говорил об опасности пафоса в военном кино. В «28 панфиловцах» его нет совсем. Самые главные слова, включая монолог политрука Клочкова, произносятся без надрыва, и оттого им веришь гораздо больше.

Просто вот этим 28 красноармейцам, русским, казахам, киргизам, украинцам выпало в этот день оказаться на пути немецких танков, которые нельзя, никак нельзя пропустить к Москве.

И в этот день каждый из них, таких же простых, как и те, что сидят в кинозале, сделал немножко больше, чем кто-то мог требовать. Из этого «немножко» родилось то, что сегодня мы знаем как подвиг героев-панфиловцев.

Очень важно, как в картине показан враг. В «28 панфиловцах» гитлеровцы не клоуны и не инфернальное зло. Наводчик-артиллерист, похожий на школьного учителя математики, скрупулёзно высчитывает данные для поражения цели, и к нему можно было бы испытывать симпатию, если бы через несколько минут наведённые им снаряды не стали крушить окопы с советскими бойцами. И немецкие танкисты тоже не вызывают злобы и отвращения, пока их снаряды и пули не начинают отнимать жизни панфиловцев.

В том-то и дело, что прошагав через всю Европу, к нам пришли обычные люди, такие же, как мы сами. Только люди эти, впитавшие идею собственной исключительности, присвоили себе право решать за нас, как нам жить или не жить совсем. И чтобы вернуть себе право жить и растить детей, этих пришельцев из Европы и нужно остановить здесь и сейчас.

«Спокойно жгём танки», — эту фразу, которую произносит в фильме сержант-украинец, можно считать ключевой. Здесь не место истерике: раненых по-рабочему деловито увозят в тыл, трупы погибших оттаскивают в сторону, контуженный артиллерист, приходя в себя, тащит снаряды от разбитого орудия к тому, что ещё цело.

И даже за убитого друга мстят на войне зло, жестоко, но без крика и слёз: красноармеец вталкивает вылезающий из подбитого немецкого танка экипаж назад и бросает внутрь бутылку с горючей смесью, сжигая их живьём.

6360d3e08e69211811269efb9f464989.jpg

Настоящие красноармейцы против «натуральных» немцев

Зато здесь есть та война, которая бывает на самом деле: война как тяжёлая и грязная работа, где смерть товарищей и своя собственная гибель становятся рутиной, неприятным обстоятельством, которого, конечно, хочется избежать, но не всегда для этого есть возможность.

Считается, что советское кино о войне, в отличие от современных произведений, лишено серьёзных исторических ляпов. На самом деле это не совсем верно. Например, немецкая пехота  в самых известных отечественных фильмах сплошь вооружена пистолетами-пулемётами, именуемыми в народе «шмайссер», а танки у гитлеровцев представлены в основном «тиграми». Между тем «тигры» у немцев появились только после Сталинградской битвы, а оснащённость немецкой пехоты автоматическим оружием была, конечно, значительной, но далеко не всеобщей.

Режиссеру Андрею Шальопе и его товарищам в «28 панфиловцах» удалось сделать почти невозможное: показать то, что было на самом деле. Нет, речь не об обстоятельствах боя, о чём будет сказано ниже, а об антураже. И немцы, и красноармейцы воюют тем оружием, какое действительно было у них в 1941 году. Они одеты в правильную до мельчайших подробностей форму, и их действия на поле боя  подчинены логике боевых уставов, а не буйной фантазии авторов.

5a7f274748d2eb21186218fd2e6457b1.jpg

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
Добавить комментарий