100 лет назад родился Зиновий Ефимович Гердт

Детство

Зиновий Гердт и Татьяна Правдина. 

Зиновий Гердт с дочерью. 

Зиновий Гердт и Татьяна Правдина. 

Семейная жизнь

Катя Гердт. 

Валерий Фокин. 

Катя Гердт с мужем Денисом Евстигнеевым и его мамой, Галиной Волчек. 

Война

100px-130.jpg

В 1941 году Гердт пошёл добровольцем на фронт[1]. После окончания краткосрочного обучения в военно-инженерном училище его направили на Калининский, а позже на Воронежский фронт. Он дослужился до звания старшего лейтенанта и был командующим сапёрной роты.

В феврале 1943 года под Белгородом Зиновий Гердт[2]. получил тяжёлое ранение ноги, с поля боя его на себе вынесла медсестра. Больше года он провёл в Боткинской больнице, перенёс десять безуспешных операций, нога никак не заживала. Врачи уже приняли решение об ампутации ноги, но главный хирург Ксения Максимилиановна Винцентини (жена конструктора Сергея Королёва) решила сделать ещё одну попытку.

Последняя операция оказалась успешной, и кости стали срастаться. Повреждённую ногу удалось сохранить, но она стала на восемь сантиметров короче здоровой, вынуждая Зиновия сильно хромать всю жизнь.

«Ваш З.Е. Гердт – актёр»

— Гердт не любил говорить о войне, но с близкими воспоминаниями делился…

— Вот что, в частности, он поведал своему другу Эльдару Рязанову: «Лежал я в Белгороде в госпитале, была крошечная комнатка, метра два с половиной. Помещались только моя кровать и табуретка. Я должен был бы лежать в гипсе, но в Белгороде не было гипса. Никаких лекарств, кроме красного стрептоцида. И никаких перевязочных средств. Была шина. Шина металлическая, проволочная, и она выгибалась по форме сломанной ноги. А там выбито восемь сантиметров живой кости, над коленом. Вздохнуть или там чихнуть – не дай бог, я терял сознание от боли. Я не спал, потому что знал, что умру, если усну…».

— Ещё он вспоминал, что когда буквально умирал в Белгороде от заражения крови, начальник госпиталя пригласила к нему актёров Вахтанговского театра, которые как раз выступали в госпитале.

— Да, Лялю Пашкову и Александра Граве – того самого, что снялся в 1946 году в роли неудалого бойца-кроликовода Огурцова в комедии Михаила Жарова «Беспокойное хозяйство». Они были знакомы с Гердтом ещё до войны, но не узнали в измождённом лейтенанте своего приятеля. А ещё он рассказывал, что ему тогда страшно захотелось картошки в мундире, и они раздобыли целый котелок! Это в феврале‑то, в только что освобождённом городе! Но у Гердта всего‑то сил хватило лишь полкартошки съесть… А окончательно он расстался с госпиталями в 1947 году.

Такие люди – целое поколение – войной покорёженные, искалеченные, но с удивительной силой духа, стойкостью, нравственным стержнем. И какая‑то в них внутренняя интеллигент-ность, стеснительность, мудрость.

Они все были «колено-не-преклонёнными» по жизни – не ломали спину в поклоне, гордыми были, знали цену себе. Их война ведь оценила – тем, что Победой завершилась.

6-7_5.jpg__650x486_q75_subsampling-2_upscale.jpgФото: архив Сергея Бережного

— Была у Зиновия Гердта и третья встреча с Белгородом. Она состоялась почти полсотни лет спустя.

— Зиновий Ефимович посетил наш город в 1990 году. В музее-диораме «Курская битва. Белгородское направление» в книге отзывов написал: «Благодарю судьбу за то, что привела меня в Белгород через 47 лет. Ретроспективно этот приезд придал смысл всей моей долгой и разнообразной жизни. Есть корневое чувство причастности к главным испытаниям Родины. Таинственная гордость – негромкая за то, что все эти 47 лет хромаю не зря. Ваш З.Е. Гердт – актёр, 18 марта 1990 г.».

— Эта запись воспроизведена и в только что напечатанном в областной типографии третьем издании книги «Огненная дуга», подготовленной сотрудниками музея-диорамы.

— Это замечательно. Но я подумал ещё о «Красной книге». В неё заносят редких представителей флоры и фауны, но давно пора занести туда человека разумного, душевного, совестливого. Анна Ахматова как‑то предлагала создать общество людей, где никто никогда не произнёс бы худого слова о ближних своих. Эдакая консервация чистого воздуха. Так вот, когда где‑то появлялся Гердт, то такое общество возникало сразу же.

— Да, это будто о нём Ахматова сказала: «Всех пожалел, во всех вдохнул томленье…».

6-7_6.jpg__650x486_q75_subsampling-2_upscale.jpgЗиновий Гердт / Фото: архив Сергея Бережного

Детство и юность

Зиновий Ефимович Гердт родился в городе Себеж, на юго-западе Псковской области, ранее Витебской губернии.Настоящее имя Зиновия Ефимовича Гердта — Залман Афроимович Храпинович.Его отец Афроим Яковлевич Храпинович некоторое время работал в лавке тканей приказчиком, а позже – коммивояжёром. Мать Рахиль Исааковна была домохозяйкой. У Зиновия были две сестры: Берта и Фира, а также старший брат Борис.

300px-%D0%AE%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C_%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%B4%D1%82%D0%B0.jpg

В своем родном городе Зиновий Ефимович учился в еврейской школе, в детские годы Зяма( в кругу родственников и близких людей его называли Зяма) великолепно знал идиш. Биография Зиновия Гердта интересна таким фактом: во время учебы в школе один из учителей литературы познакомил мальчика с поэзией. И с этого момента на многие-многие годы именно она стала самым главным и важным увлечением всей жизни великого советского актера.

Когда Зяме исполнилось 11 лет, его старший брат перебрался в Москву, завел семью. Мальчика отправили к брату, ожидая, что подросток будет брать во всем пример со своего ответственного и положительного старшего брата. Гердт оправдал эти надежды, поступив в школу при электрозаводе, он получил специальность слесаря-лекальщика. После занятий юноша с удовольствием участвовал в спектаклях Театра рабочей молодежи. После ФЗУ, с 1934 года Зиновий работает электромонтажником на Метрострое, играет в театре. Через год его включают в профессиональный состав театра. С 1939 года Гердт работает в знаменитой «Арбузовской студии».

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
Добавить комментарий