Немного историй от Льва Дурова

Lev_Durov_2.jpg

Лев Дуров

В документальном фильме, прошедшем в конце сентября на канале КУЛЬТУРА «Сорок минут с Дуровым» (автор и режиссер Петр Шепотинник), Лев Константинович рассуждает словно сам с собой – о своих фильмах, о людях, о стране.

Вот показывают знакомые кадры из фильма Михаила Ромма «Девять дней одного года» (1962), здесь Дуров сыграл эпизодическую, но важную роль. Кого? Сам он говорит: гэбиста. И только тут до меня доходит, что все эти годы, начиная с первого просмотра картины в отрочестве, я эти кадры понимала неверно.

Помните?  Физик-теоретик в блестящем исполнении Валентина Никулина произносит тост —  и лишь коснется своей родной физики, как следует негромкая реплика соседа по столу: «Не надо, не надо говорить». Оказывается, это гэбешник ему запрещает, а я, по наивности, думала, что приятель, опасающийся многословия…

gaft.jpg

Гафт - Одноглазый

Вообще в этом спектакле все актеры – на пике своих возможностей. Юрий Любимов. Он играет две роли — Мольера и слугу Дон Жуана – Сганареля.

 На роль Мольера Эфрос взял Любимова. Поневоле призадумаешься, почему именно  его  режиссер поставил играть в сущности своего двойника, персонажа ему безумно близкого.  В свете того, что случится через одиннадцать лет, есть в  этом какая-то символика… 

В обеих  ролях Любимов  слегка за-заикается. Мольер у него прост, добр, очень беззащитен перед жизнью и силами зла. Точно таким был Эфрос.   Долго я думала, почему роль Сганареля Анатолий Васильевич поручил все тому же Юрию Любимову. В спектакле в театре на Малой Бронной слугу Дон Жуана в пьесе Мольера исполняет – и тоже гениально — Лев Дуров. И вот к чему я пришла. Мольер и Сганарель на удивление похожи. Им обоим приходится служить господину, который не очень-то их устраивает, от бунта их удерживает только страх, но втайне, про себя, когда их не слышат, они выплескивают то, что думают — как о Людовике ХУ1, так и о Дон Жуане.

olga_yakovleva.jpg

Ольга Яковлева - Арманда

Премьера ее все же состоялась в 1936 году, однако после семи спектаклей, пьесу сняли, так как в «Правде» появилась разгромная статья. О бедный, бедный Булгаков, о бедный, бедный Эфрос и о бедный, бедный Жан-Батист Мольер, тоже хлебнувший на недолгом веку (51 год) всякого – и королевской милости, и опалы, похороненный за церковной оградой, так что могила его затерялась…

Эфрос очень тщательно просеивает текст булгаковской пьесы, оставляет самое важное, а еще вкрапляет в действие сцены из мольеровского «Дон Жуана». Для чего?

Задач здесь, как кажется, несколько. Показать мольеровский театр в его самом крамольном и безбожном варианте, ведь недаром король-Солнце именно из-за «Дон Жуана» и «Тартюфа», двух самых социально острых мольеровский вещей, лишил автора своей милости.

И, во-вторых, — конечно же, перекличка любовной темы. Дон Жуан бросает жену донью Эльвиру (великолепная, трагическая Ольга Яковлева), которая его проклинает.

Мольер бросает свою многолетнюю подругу Мадлену Бежар ради молоденькой Арманды, ее сестры (на самом деле, дочери Мадлены и его, Мольера).

Насколько тема была жгучей для самого Анатолия Эфроса, говорить не буду.

Арманду гениально играет все та же Ольга Яковлева, роль Мадлены прекрасно ведет актриса Ирина Кириченко. «Прежняя любовь» в постановке Эфроса совсем не старуха – молодая привлекательная женщина, но нет в ней тех чар, какими наделяет свою Арманду волшебница Ольга Яковлева.

anatoliy_efros.jpg

Анатолий Эфрос

Итак, Дуров выступил в роли незаметного работника доблестных органов, в 1960-х вызывающего у людей реакцию неприятия и отторжения. Таких ролей актер переиграет много – в кино и в театре.

Именно ему довелось сыграть злодея из злодеев Яго в эфросовском «Отелло» на Малой Бронной.

А с ролью одного из кинозлодеев, провокатора из «Семнадцати мгновений весны» (1973), был связан эпизод, который нельзя пропустить.

 Из-за необходимости сниматься в Германии, артист должен был получить иностранный паспорт и, следовательно, пройти Парткомиссию.

Первый же вопрос его ошеломил: попросили описать советский флаг. В отместку за недоверие Дуров стал описывать Веселый Роджер, пиратский флаг со скрещенными костями на черном фоне.  Последовал новый вопрос встревоженной комиссии: назвать столицы республик. Тут уж Дуров дал волю темпераменту — перечислил все уездные российские города: Тверь, Воронеж, Керчь…

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
Добавить комментарий